• Temple français (Sciences Occultes, 1955)

    Merci à Frère Pierrefeu qui fait preuve encore une fois d'une grande connaissance sur l'histoire du culte Antoiniste. Il nous signale qu'il s'agirait du Temple de Verviers


    1 commentaire
  • Costume et attitude (Sciences et Voyages, 1919)


    votre commentaire
  • ANTOINISME 

    Loin d'être (comme le décrivent à tort certains ouvrages d'inspiration confessionnelle) une simple nuance du spiritisme, l'Antoinisme est une véritable religion, et même une « Sotériologie » (du grec Sôter = sauveur), en ce qu'elle prétend assurer le bonheur posthume de ses adeptes. Cette religion, appelée parfois abusivement le gnosticisme, le mazdaïsme, le manichéisme, le docétisme, est issue d'éléments plus récents tels que les enseignements des Cathares (« Albigeois » et autres) et des Frères Moraves. 

    Son fondateur, Louis ANTOINE (1846-1912) né à Jemeppe près de Liège (Belgique), en pleine région houillère et industrielle, était le huitième enfant d'une très pauvre famille d'ouvriers mineurs. De santé débile, très sensible et impressionnable, avec une tendance innée au mysticisme, il dut descendre dans la mine dès l'âge de douze ans, fut ensuite apprenti métallurgiste, machiniste, colporteur, marteleur, et enfin contremaître métallurgiste. Marié en 1873 avec une très pauvre ouvrière, Jeanne COLLON (qui après la mort d'Antoine, deviendra en 1912 « la Mère » du mouvement religieux dont il restait « le Père), il partit en 1879 comme contremaître aux usines Cokerill de Varsovie, où sa femme exploita une pension de famille. Lui-même faisait des voyages annuels vers le sud de la Russie, chez les Doukhobores (les Lutteurs de l'Esprit), successeurs des Bogomiles, eux-mêmes successeurs des Cathares, et chez les Skopses et les Chlystes (ou Flagellants russes). Il revient avec sa femme en Belgique en 1886, nanti d'une assez jolie fortune de source mystérieuse, et acquiert dès son retour une vingtaine de maisons ouvrières à Jemeppe, tout en exerçant diverses professions en dehors de la gestion de ses immeubles. 

    Il commença vers 1895 son apostolat mystique et charitable, mêlé de pratiques thaumaturgiques, avec passes magnétiques (d'abord individuelles et plus tard collectives), et aussi, d'interventions médicales à base de perchlorure de fer (liqueur de Koene). Dès cette époque, il avait l'allure d'un illuminé, hirsute, névropathe, et impérieux. En outre, il fut, de 1889 à 1901, attiré par le spiritisme kardéciste, mais il rompit solennellement et définitivement en 1907 avec le spiritisme en le dénonçant en bloc comme un matérialisme. 

    Condamné en 1901 pour pratique illégale de la médecine, il épura sa thaumaturgie par une spiritualisation radicale, et fut triomphalement acquitté en 1907 des nouvelles poursuites pénales du même chef. 

    Un arrêt royal de 1922 devait approuver la constitution en établissement d'utilité publique de l'Antoinisme, qui jusqu'alors, aurait réuni en Belgique et aussi en France, environ un million d'adeptes, et qui posséda jusqu'à 1938 temples et « maisons de lecture », toujours dans des régions minières ou industrielles (Liège, le Borinage Belge, la région de St-Nazaire, etc.) où la pauvreté des masses ouvrières était intense et leur vie précaire. En tout cas, il y avait eu en Belgique, en 1920, 160 000 pétitionnaires pour demander au Parlement une loi spéciale de reconnaissance officielle de l'Antoinisme. 

    En 1912, Antoine meurt, et malgré les efforts de « la Mère » et de quelques disciples, l'Antoinisme tombe, vers 1920, à la moitié du chiffre des adeptes de 1912 et à un total de 66 temples et maisons seulement. L'Antoinisme se perpétue toutefois actuellement encore au pays de Liège dans les milieux ouvriers de mineurs et de métallurgistes, et même à Paris. 

    La presse de l'Antoinisme avait été successivement : Les Vignerons du Seigneur (1900, encore spirite) et le Petit Catéchisme spirite, le Flambeau (1907, antispirite et nettement spiritualiste), l'Unitif (1911) et la Revue du Nouveau Spiritualisme ou Aurore de la Conscience (1907). 

    L'enseignement de l'Antoinisme est basé sur la haine de l'intelligence et la foi dans la conscience, base de la morale et de l'action, avec un effort idéaliste de tendance déjà nettement « intérioriste » (recherche de la conquête du « Dieu intérieur » et individuel comme couronnement de la conscience morale de chaque homme). Cet enseignement a pu croître et en partie se maintenir grâce à un spiritualisme assez vague panthéiste mais candidement philanthropique, uni à un sentimentalisme charitable et agissant, et au prestige de la formule antoiniste nettement « sotériologique » de la « joie perpétuelle par la souffrance du dévouement et du sacrifice ». Perfectionnement individuel et inconscient par la succession, sans fin des réincarnations qui rapprochent progressivement l'homme de la Divinité.                         M. M. 

    Dictionnaire rationaliste,
    Editions de l'Union rationaliste,
    Paris, 1964, pp.34-35.

     


    votre commentaire
  • Dix principes – Десятью фрагментами в прозе учения, открытого Антуаном Целителем (p.371):

    Бог говорит:

    Первыи принцип: Если Вы меня любите, Вы не будете никого учить этому, поскольку Вам известно, что я пребываю только в человеке. Вы не можете свидетельствовать, что существует высшая доброта, в то время, как Вы изолируете меня от ближнего.

    Второй принцип: Не верьте тому, кто Вам говорит обо мне, чье намерение заключалось бы в Вашем обращении. Если Вы уважаете всякую веру и того, у кого её нет, Вы знаете, несмотря на Ваше невежество, больше, чем он мог бы Вам сказать.

    Третий принцип: Вы не можете никому читать нотацию, что бы свидетельствовало, что Вы не делаете добро, потому что морали учат не словом, а примером, и ни в чем не видят зла.

    Четвертый принцип: Никогда не говорите, что вы подаете милостыню кому-либо, кто кажется вам пребывающем в нужде, это было бы равносильно сказать, что я равнодушен, что я [не] хороший, что я плохой отец, что я, скупец, оставляющий голодным свое чадо. Если Вы поступаете по отношению Вашему ближнему как настоящий, Вы подаете милостыню только Вам самим, Вам следует это знать; потому что ничто не является благом, если нет солидарности, и по отношению к нему Вы только выполняли Ваш долг.

    Пятый принцип: Всегда стремитесь любить того, кого Вы называете «Вашим врагом»: вам следует знать, что это я помещаю его на Вашем пути, но видьте зло скорее в себе, чем в нём: это будет могущественным лекарством.

    Шестой принцип: Когда Вы захотите узнать причину Ваших страданий, которые Вы обоснованно терпите, Вы найдете ее в несовместимости – ума с совестью, которая устанавливает между ними отношения сравнения. Вы не можете чувствовать малейшего страдания – [на которые для вас не следует указывать – ум противоположен совести] – именно об этом не следует указывать – ум противоположен совести – именно об этом не следует забывать.

    Седьмой принцип: Постарайтесь постигнуть это, так как малейшее страдание обязано вашему – уму, который всегда желает больше обладать ; - он делается подножием милосердия, желая, чтобы все было ему подчинено.

    Восьмой принцип: Не позволяйте Вашему уму господствовать над Вами – который стремится лишь к постоянному росту – больше и больше – он топчет ногами совесть, – утверждая, что именно материя наделяет – добродетелями, в то время как она содержит лишь тяготы – души, которые вы называете «оставленными» – которые действовали только для удовлетворения –  своего ума, и сбившего их с пути.

    Девятый принцип: Все, что вам полезно, для настоящего, как и для будущего, – если Вы не сомневаетесь ни в чём, – будет Вам дано, свех того. Развиваете себя, воспоминайте прошлое, –у Вас будут воспоминания – что вам было сказано: «Стучите, и я Вам открю. Я пребываю в знании-тебя…»

    Десятый принцип: Не думайте, что всегда делаете благо – когда оказываете помощь брату, – Вы могли бы делать противоположное – препятствовать его развитию. – Знайте, что великое испытание – оно будет Вашей наградой, – если Вы унижаете его и навязываете ему уважение. – Когда Вы хотите действовать, – никогда не опирайтесь на Вашу веру, – потому что она может еще сбить Вас с пути; – основывайтесь всегда на совести – которая может руководить Вами, она не может Вас обманывать.

     

     

    Auréole de la conscience – Сияние совести (p.374) :

    Единственное лекарство может исцелить человечество: вера. Это из веры рождается любовь: любовь, показывающая нам в наших врагов самого Бога. Не любить своих врагов означает не любить Бога, так как лишь любовь, испытываемая нами к нашим врагам, делает нас достойными служить ему; это единственная любовь, побуждающая нас понастоящему любить, поскольку она чиста и истинна.

     

    Loi de la conscience – Закон совести (p.374-375) :
        Сейчас я скажу вам, как вы должны понимать божественные законы и каким образом они могут действовать нас.
        Вам исвестно, что признано: жизнь повсюду; если бы имело свою причину для существования. Вещь, которую я могу еще утверждать, это то, что любовь существует также повсюду, и также что есть любовь, есть разум и совесть. Любовь, разум и совесть вместе образуют великую тайну, Бога.
        Чтобы дать вам возможность понять то, чем являются законы, я должен возвратиться к тому, что я уже повторял в отношении флюидов: они существуют также, как и мысли; мы обладаем способностью управлять ими и устанавливать их законы, посредством мысли, в соответствии с нашим желанием действовать. Те флюиды, которые мы передаем нашим ближним, они также передают нам. Таковы внутренние законы, именуемые обычно законам Бога.
        Что касается внешних законов, называемых законами природы, то они инстинкт жизни, проявляющийся в материи, облекающей бесчисленные формы, в соответствии с природой зародыша окружающих флюидов.
        Таково положение всех вещей, все обладают своим инстинктом, даже парящие в безграничном пространстве звезды управляются соединением флюидов и инстинктивно описывают свою орбиту.
        Если бы Бог установил законы, чтобы идти к нему, они явились бы путами для нашей свободной воли; будь ли они относительными или абсолютными, эти законы оказались бы обязательными, поскольку мы не могли бы освободиться от них для достижения цели. Но Бог оставляет за каждым способность установить свои законы, согласно необходимости; это еще одно доказательство его любви.
        Любой закон должен лишь иметь своей основой совесть. А значит, мы не скажем «законы Бога», но скорее «законы совести».
        Это откровение происходит от самих основ любви, этой любви, что наполняет всё, которая оказывается, как в недрах звезд, как в глубинах океанов, благоухание которой разносится повсюду, что питает все царства природы и поддерживает равновесие и гармонию во всей вселенной.

     

    Origine de la vie – Происхождение жизни (p. 375-376) :

    Жизнь вечна, она повсюду. Также и флюиды существует в бесконечности и вечности. Мы обволакиваемы жизнью и флюидами, как рыба – водой. Флюиды цепляются друг за друга и оказываются все более и более бесплотными; они отличаются по степени любви; повсюду, где существует любовь, есть и жизнь, так как без жизни у любви нет более основания для существования. Достаточно, чтобы два флюида находились в контакте благодаря определенной степени солнечной теплоты, чтобы два их зародыша жизни были склонны вступить в связь. именно таким образом жизнь образует индивидуальность и становится активной.

     

    Source : http://www.mahadevi.ru/rene_guenon_l_erreur_spirite_rus_2015.pdf


    votre commentaire
  • Antoinistes Liège

    Antoiniste cult followers, Liège - Father and daughters wearing the Sunday garb of the cult (Kurt Lubinski)


    votre commentaire


    Suivre le flux RSS des articles de cette rubrique
    Suivre le flux RSS des commentaires de cette rubrique